<< Главная страница

Юрий Тупицын. Эффект серфинга






СИНИЙ МИР (ВМЕСТО ПРОЛОГА)

Экипаж патрульного корабля "Торнадо" заканчивал свой обед, когда послышался мягкий гудок вызова связной гравитостанции. Командир корабля Иван Лобов молча отодвинул тарелку и встал из-за стола.
- Опять информационное сообщение, - поморщился штурман "Торнадо" Клим Ждан.
- Вот в этом я определенно сомневаюсь. - Инженер корабля Алексей Кронин недолюбливал бездоказательные суждения.
Клим фыркнул:
- Чего тут сомнительного? Второй месяц болтаемся без дела в барражной зоне да слушаем информационные сообщения.
- Болтаться без дела в барражной зоне и есть наше основное дело, дорогой Клим, - сказал Кронин, пододвигая себе кофе. - Видишь ли, когда нет дела у нас, значит, хорошо идут дела у других. А сомневаюсь я потому, что информационные сообщения еще никогда не передавались во время обеда.
На лице штурмана появилось выражение живого интереса.
- А ведь и верно, Алексей!
- Еще бы неверно. - Кронин попробовал кофе, подумал и добавил сахара. - Дело в том, Клим, что база должна неукоснительно заботиться о нашем здоровье. На то она и база. А что может быть вреднее для здоровья, нежели прерванный обед? Разве будет Иван есть с прежним аппетитом?
Клим его не слушал. Покусывая нижнюю губу, он пробормотал:
- Любопытно. Если это не информационное сообщение, то что же это такое?
Кронин собрался что-то сказать, как в кают-компанию вошел Лобов.
- Конец обеду, - негромко сказал он. - Поступил приказ: "Борт "Торнадо", задание первой срочности. Сектор Г, звезда В-1358, пятая планета. Произвести посадку в точке с координатами: широта северная 43 градуса 39 минут, долгота абсолютная 255 градусов 16 минут. Подробности лонг-линией. Конец". - Лобов опустил руку с бланком гравитограммы и добавил: - Весь маршрут пойдем на разгоне. Обрати внимание на ходовые двигатели, Алексей.
Кронин утвердительно кивнул головой, а потом легонько пожал плечами. Последнее означало, что напоминание это было лишним. Кто же не знает, что задания первой срочности выполняются только на разгоне, а следить за ходовыми двигателями - прямая обязанность инженера!


Корабль наполняло негромкое, но густое и какое-то липкое гудение. Гул этот лез не только в уши, но, кажется, и в каждую клеточку тела. Непривычного человека он лишал сна, аппетита и хорошего настроения, но патрульный экипаж его почти не замечал - для них ход на разгоне был делом привычным.
Идти на разгоне - значит идти с постоянным ускорением ускорения - на третьей, производной, как говорят космонавты-гиперсветовики. Только на разгоне можно пробить световой барьер и ворваться в мир сверхсветовых скоростей. Когда корабль проходит этот барьер, на головной конус корабля ложится ударная световая волна, и дальше корабль мчится, волоча за собой трепетный шлейф излучения Черенкова.
Когда световой барьер был пройден и Кронин убедился, что ходовые двигатели работают с четкостью часовых механизмов, был дан отбой тревоги. Лобов отправился в рубку связи выяснять по лонг-линии подробности задания, а Клим принялся просматривать лоцию, надеясь найти в ней сведения о планете, на которой "Торнадо" предстояло произвести посадку.
- Есть! - весело сказал он. - Нам везет, эта планета имеет собственное имя!
- Значит, чем-нибудь печально знаменита, - меланхолически заметил Кронин.
- И как только космос терпит таких мизантропов? Разве может быть печально знаменитой планета, которая называется так романтично - Орнитерра, планета птиц!
- Птицы бывают разные, дорогой Клим, - наставительно заметил Кронин, обнимая длинными руками свои худые плечи.
- Разные, не разные, а планета - настоящий санаторий. Суди сам, цитирую лоцию: "Ускорение силы тяжести и сутки на Орнитерре практически равны земным. Наклон оси вращения к плоскости орбиты всего один градус, в связи с чем сезонные изменения погоды отсутствуют. Среднегодовая температура экваториальной зоны и зоны средних широт, где располагается более 80 процентов суши, 25-27 градусов. Климат этих зон напоминает климат Гавайских островов Земли". Ну, скептик, разве это не санаторий?
Инженер сосредоточенно пожевал губами, словно пробуя Орнитерру на вкус, и кивнул.
- Ну что ж, с климатом я готов смириться. А вот как там насчет болот, комаров, тигров и других подобных радостей?
- Болота! - с отвращением сказал Клим. - У тебя больное воображение, Алексей. Болота и не снились красавице Орнитерре: "Суша почти сплошь покрыта лесами паркового типа. Преобладают высшие цветковые растения. Цвет растительности синий". Представляешь? Индиговые леса, лазурные луга! Нет, положительно я начинаю влюбляться в Орнитерру.
- Любовь с первого взгляда редко бывает счастливой, - наставительно заметил Кронин.
- В любви ты для меня не авторитет! Не спорь, молчи и слушай дальше: "Фауна представлена сравнительно небольшим количеством видов, но сами виды численно очень велики. Бесспорное преимущество в этом отношении принадлежит колибридам - небольшим длинноклювым птичкам, напоминающим земных колибри. Колибриды встречаются повсеместно, держатся стаями по нескольку сот особей, питаются нектаром цветов и насекомыми. Крупные хищники, опасные для человека микробы и вирусы не обнаружены. На планете разрешено свободное дыхание, пользование местной водой при соблюдении ординарных мер дезинфекции. Планируются опыты по использованию в пищу местных животных и растений. Планета намечена для первоочередной колонизации, в связи с чем на ней развернута научно-исследовательская станция с двумя наблюдателями. Примерный индекс безопасности планеты - 0,99". Ну, - торжествующе спросил Клим, - разве это не санаторий?
- Меня еще в детстве приучили не идти против очевидных фактов, Клим, - вздохнул инженер. - Видишь ли, мой старший брат был очень строгим воспитателем. Когда я начинал говорить о черном, что оно белое, он иной раз поколачивал меня. Так что я соглашаюсь - санаторий. Но если это так, совсем непонятно, зачем нас туда посылают?
- Может быть, база хочет, чтобы немного отдохнули и развлеклись? - пошутил Клим.
- И для этого шли на разгоне? Нет, тут что-то другое. Скорее всего что-нибудь стряслось на станции.
Кронин неопределенно пожал плечами:
- Санаторий, дом отдыха - это понятия растяжимые. Человек может заболеть, зачахнуть с тоски, влюбиться, поссориться даже на родной матушке-Земле. А что говорить о не обжитых еще планетах? Потерпи, скоро вернется с лонг-связи Иван, и мы все узнаем.


В ходовую рубку вошел Лобов.
- Какие новости? - живо спросил Клим.
- И как прошел сеанс? - добавил Кронин, ревниво заботившийся об исправности всей корабельной аппаратуры.
- Отлично, - коротко ответил Лобов и усмехнулся. - С Орнитеррой познакомились?
- Само собой, познакомились! Не тяни. Бога ради! - умоляюще сказал Клим.
Кронин меланхолически пояснил:
- Я имел счастье выслушать не только полный текст лоции об Орнитерре, но и восторженные комментарии Клима.
- Я так и думал. - Лобов помолчал и сказал уже без улыбки: - А случилось вот что. На Орнитерре без вести пропали планетолог Виктор Антонов и биолог Лена Зим, весь состав станции. Пока ничего трагичного, просто не вышли на связь ни в основной, ни в резервные сроки. Ну и, как полагается по инструкции, база вызвала ближайший патрульный корабль.
- И никаких подробностей?
- Кое-что есть. Лена и Виктор совсем зеленые ребята, стажеры-студенты, проходящие выпускную практику. К тому же, по всем данным, влюблены друг в друга. Их послали вместе-то только по настойчивой обоюдной просьбе. Между прочим, мне демонстрировали их снимки. Хорошие ребята.
- И Лена хорошая? - не без лукавства спросил Клим.
Лобов мельком взглянул на него:
- Я же сказал.
Кронин положил Климу на плечо свою большую сухую руку:
- Можешь быть спокоен, Клим. Уж если Иван говорит про девушку, что она хорошая, стало быть, она настоящая красавица.
- Ну если красавица, так все ясно, - безапелляционно заявил Клим. - Парень совсем потерял голову, утащил бедную девушку на романтическую прогулку в синие заросли, где они, как и полагается влюбленным, благополучно заблудились.
- Посылать влюбленных детей на неосвоенную планету, - пробормотал Кронин. - Какое легкомыслие!
- На базе уже каются, - хмуро сказал Лобов, - но всех успокаивает то, что Орнитерра практически совершенно безопасна. Между прочим, голодная смерть им не грозит. Лена обнаружила, что многие плоды Орнитерры вполне съедобны, и подтвердила это серией опытов на себе.
- А они там времени не теряли! - удивился штурман.
- Я же говорю - хорошие ребята, - в голосе Лобова прозвучала толика раздражения, - у обоих прекрасные отзывы из института. Поэтому-то им и разрешили вместе лететь на Орнитерру.
- Но любовь есть любовь, - засмеялся Клим, - она не только возвышает людей, но и заставляет их делать глупости. Все мы прошли через это!
- Не надо мерить всех на свой аршин, - наставительно сказал Кронин, - люди, особенно молодые, гораздо лучше, чем это тебе представляется.
- Конечно, не каждому дано стать Ромео.
- Ромео. - Алексей покачал головой и вздохнул. - Кто такие Ромео и Джульетта? Бедные чувственные дети со слаборазвитым интеллектом.
- Не кощунствуй!
- Разве я виноват, что наши предки любили обожествлять свои инстинкты? Нет, я уверен, Лена и Виктор - не Ромео и Джульетта, а вполне современные люди. Сильно сомневаюсь, чтобы они так ошалели от любви, что забыли и о делах, и о собственной безопасности. Надо искать другую, более вескую причину.
- Так уж сразу и причину! - запротестовал Клим. - Ты скажи хотя бы намек, самую маленькую зацепочку!
- Зацепочка есть, - хладнокровно сказал Лобов. Ждан и Кронин дружно повернули к нему головы. - База просила обратить внимание на отсутствие крупных хищников на Орнитерре, - пояснил Иван. - Обычно ведь устанавливается определенный баланс между хищниками и растительноядными, а на Орнитерре он нарушен. Там встречаются копытные с зубра величиной, а самый крупный хищник - не больше зайца. Да и таких немного.
- Из любых правил бывают исключения, - вновь вставил свою реплику Кронин, - а исключения всегда подозрительны.
- Так же, как и правила! - отрезал Клим.
Кронин усмехнулся:
- Как бы то ни было, база вполне определенно намекает нам, что на Орнитерре вместо крупных хищников может действовать некий неизвестный фактор, а поэтому рекомендует проявлять разумную осторожность.
Лобов молча кивнул в знак согласия, а Ждан схватился за голову:
- Представляю! Скафандры, скорчеры, подстраховка, в общем, как на Тартаре!
- Осторожность еще никому не повредила. - Кронин был сама рассудительность. - Но скафандры и скорчеры на Орнитерре - это, по-моему, уже слишком.
- Конечно, - согласился Лобов. - Ненужная осторожность только затрудняет поиски. Достаточно будет лучевых пистолетов и легких защитных костюмов.
Клим облегченно вздохнул:
- Это еще куда ни шло. Хотя, если подумать хорошенько, санаторий и лучевые пистолеты - разве это не смешно!


По розовому небу плыли редкие облака, похожие на рваные клочья небрежно окрашенной ваты. Невысоко над горизонтом неистово пылало крохотное голубое солнце. Посреди фиолетовой поляны на опаленной и поэтому порозовевшей траве возвышалась патрульная ракета, впаяв в небо острый хищный нос. Возле ракеты стояли два космонавта - длинный худой Кронин и крепыш Ждан. Поляну со всех сторон окружал невысокий лес. Растительность поражала бесконечным разнообразием оттенков синего цвета - от нежно-голубого, почти белого, до густо-фиолетового, больше похожего на черный. То здесь, то там над лесом столбами роились колибриды. Их оперение, окрашенное во все мыслимые цвета радуги, искрилось в лучах голубого солнца тревожным и радостным блеском драгоценных камней. Временами какой-нибудь из роев вдруг вспенивался, рассыпаясь на отдельных птиц, и падал вниз, исчезая в синеве деревьев, а в другом месте поднималась новая волна колибридов и, как по команде, собиралась огненным столбом.
- Что-то Иван запаздывает! - не то с беспокойством, не то с раздражением проговорил Клим, вглядываясь в сторону, откуда неторопливо плыли зеленоватые облака.
Кронин повернул голову, разглядывая своего друга с оттенком удивления.
- Поэтому-то ты и прибежал ко мне?
- А ты думал, для того чтобы поразвлечь тебя? - сердито ответил Клим вопросом на вопрос.
Кронин тихонько засмеялся:
- Нет, этого я не думал. Но я думал о том, что Иван на униходе, который может шутя проскочить сквозь термоядерное облако с температурой в миллион градусов, а один мой хороший знакомый совсем недавно уверил меня, что Орнитерра - настоящий санаторий.
Он покосился на хмурого товарища, положил ему руку на плечо и мягко добавил:
- Если командиры патрульных кораблей будут без вести исчезать на таких планетах, как Орнитерра, то всю нашу службу надо будет разогнать, а нас самих перебросить на Землю - пасти стада китов в Тихом океане. Прилетит Иван, ничего с ним не случится.
..."Торнадо" совершил посадку в полукилометре от научно-исследовательской станции. Ближе приземлиться было нельзя - отдача ходовых двигателей могла повредить аппаратуру наблюдения, развернутую возле станции. Сразу же после посадки осмотрели станцию и кое-что выяснили: в ангаре не оказалось станционного глайдера, а в вахтенном журнале коротко значилось: "Ушли на облет наблюдательных постов". Всего этих постов было двенадцать, они располагались вокруг станции на удалении от пятисот до тысячи километров.
- Все ясно, - уверенно констатировал Клим, - потерпели аварию во время облета. Катастрофы на глайдере невозможны. Значит, сидят где-то на маршруте и преспокойно ждут нашей помощи.
Кронин исподлобья посмотрел на Клима и вздохнул.
- Ясно или неясно, а первоочередная задача определилась - надо отыскать глайдер, - заключил Лобов.
Ждану было поручено детально ознакомиться со станцией, Кронин занялся приведением в стартовую готовность "Торнадо", а Лобов на униходе отправился на поиск глайдера. Он вел поиск с помощью биолокатора, настроенного на спектр биоизлучения человека. Это был чертовски капризный прибор, чувствительный даже к малейшим помехам. Он требовал неусыпного внимания, мог работать лишь в условиях полнейшего радиомолчания, так что на связь с товарищами у Лобова просто не оставалось ни времени, ни возможностей. И вот командир запаздывал уже на двадцать минут. В ходе свободного поиска это сущие пустяки, но Клим почему-то нервничал, что было на него совсем непохоже.
- Прилетит, - спокойно повторил Кронин, - и может быть, даже с этими влюбленными на борту. - Он полной грудью вдохнул свежий воздух и, прислушиваясь, склонил голову набок.
Вокруг звучали странные голоса и музыка. Мягкие стоны "О-о-о! А-а-а!", звонкие удары крохотных молоточков, тяжкие вздохи органа, густой гул контрабаса, беззаботное цоканье кастаньет и фривольные трели флейты - все это сливалось в бестолковую, но красочную симфонию. Можно было подумать, что поют орнитеррские птицы. Но нет, земные аналоги здесь не годились. Только совсем близко от сверкающего столба колибридов можно было услышать его печальную скороговорку: жужжащий гул сотен крыльев, шорохи и вздохи воздуха. Пели не птицы, а цветы. Скромные синие и зеленые цветы, совсем незаметные на фоне листвы. Они пели в полный голос по утрам и вечерам. Чем выше поднималось злое солнце, тем молчаливее становились цветы, а в полдень, когда яростный голубой глаз сверкал в самом центре небосвода, цветы умолкали совсем. И только иногда из глубины синей чащи доносилось грустное, почти страдальческое "О-о-о! А-а-а!".
- Никак не могу привыкнуть к этой музыке, - признался Кронин.
- Но колибриды! Чем не летающие драгоценные камни? Красиво!
- Красота - понятие относительное, - хмуро ответил Клим. - Земные пантеры тоже удивительно красивые создания. По крайней мере, гораздо красивее тех свиней и баранов, которых они пожирают.
Кронин смотрел на него с укоризненной улыбкой.
- Клим Ждан и такая обнаженная неприязнь к прекрасному! Это выше моего понимания. - Инженер покачал головой. - Скорее всего ты не выспался или плохо пообедал. Чем тебе не угодили кроткие цветы и безобидные нектарианцы?
Ждан махнул рукой на радужные столбы крылатых крошек:
- Посмотри, их тьма!
- Ну и что же? Разве тебя когда-нибудь пугала тьма цветов на лесной поляне? Или стаи рыбок среди коралловых ветвей?
- Да ты взгляни, как они роятся! В этом есть какое-то исступление, прямо бешенство! Такого на Орнитерре еще никто не наблюдал, кроме нас и стажеров. - Клим брезгливо передернул плечами и продолжал: - И эти проклятые цветы словно осатанели! И Лобов запаздывает!
Кронин положил руку на плечо штурмана.
- Наверное, в больших дозах все вредно, даже красота, - философски заметил он. - Даже для эстетов. Цветы поют, колибриды роятся, ну и на здоровье. В пору любви все сходят с ума и роятся, даже комары.
Клим серьезно взглянул на инженера:
- Не хотел я тебе говорить до прилета Лобова, но придется.
Кронин сразу насторожился:
- А что такое?
- Пока ты копался на корабле, я посмотрел кое-какие отчеты Лены Зим. И наткнулся на поразительную штуку - ей удалось установить, что колибриды сплошь бесполы. Все до одного.
Кронин высоко поднял брови:
- Бесполы? Что ты хочешь сказать этим?
- Именно это я и хочу сказать. Бесполы, да и баста. Понятно?
- Может быть, Лена просто ошиблась?
- Не думаю. Работа сделана здорово: и добросовестно, и квалифицированно.
- Чертовщина какая-то! - сказал Кронин и задумчиво огляделся вокруг.
- Значит, все это красочное роение - мишура, пустышка, ширма какой-то совершенно неведомой нам жизни, ключом бьющей где-то там, в глубине леса.
Рои колибридов висели над лесом как разноцветные сверкающие дымы. "О-о-о! А-а-а!" - все громче и требовательнее стонали невидимые цветы. Вглядываясь в этот цветной поющий мир, Кронин все больше хмурился.
- Лобов летит, - вдруг с облегчением сказал Ждан.
Кронин поднял голову. Совсем низко над лесом бесшумно скользил униход, поблескивая нейтридным корпусом. При его приближении рои колибридов вспенивались и рассыпались по сторонам. Возле "Торнадо" униход завис и мягко опустился на траву. Двинулась притертая дверца, уходя в невидимые пазы корпуса. Не успела она убраться окончательно, как из проема выскочил Лобов и сделал несколько энергичных движений, разминая затекшие ноги.
- Ну как? - еще издалека крикнул Клим.
Лобов подождал, пока друзья подойдут ближе, и без особого воодушевления ответил:
- Глайдер обнаружил.
- А стажеры?
Ждан и Кронин остановились рядом, вопросительно глядя на командира. Лобов передернул сильными плечами и устало ответил:
- Как в воду канули.
...Лобов нашел глайдер на шестом наблюдательном посту. Собственно, не столько он нашел глайдер, сколько глайдер нашел его: целый и невредимый, он совершенно открыто стоял у постового домика. Лобов несколько раз прошелся над постом на малой высоте. Может быть, стажеры где-то рядом и, увидев униход, выбегут на поляну? Но надежды Лобова не оправдались, поляна осталась пустынной.
Посадив униход рядом с глайдером, Лобов проверил лучевой пистолет, вылез из кабины и подошел к глайдеру. Кабина его была пуста, только на переднем сиденье лежала небрежно брошенная куртка. Судя по размеру и крою, она принадлежала Виктору Антонову.
Обойдя глайдер и не заметив никаких повреждений, Лобов открыл дверцу, переложил куртку на заднее сиденье, сел на место водителя и проверил управление.
Запустив двигатель и убедившись, что тот работает нормально, Лобов взлетел и сделал несколько кругов над постом. Машина была совершенно исправна. Это было и хорошо, и плохо, так как наводило на неприятные раздумья: почему ни Виктор, ни Лена не воспользовались совершенно исправной машиной?
Лобов поставил глайдер на прежнее место и отправился к постовому домику. Не без волнения открыл он дверь, внутренне готовый к любым неожиданностям. Но неожиданности не произошло. В домике, состоящем из аппаратной и крохотной комнатки для отдыха, никого не было.
На столике стоял диктофон, и, осмотрев его, Лобов с удивлением понял, что он до сих пор включен. На краю столика лежал незнакомый надкусанный и уже увядший плод. На спинку стула была аккуратно повешена куртка Лены.
Командир задумался, вспоминая куртку Виктора, брошенную на сиденье глайдера. По-видимому, был жаркий день, если стажеры решили снять куртки. Лена работала в домике, а Виктор куда-то летал или занимался на свежем воздухе. Потом что-то произошло, и Лена поспешно - об этом говорил и недоеденный плод, и включенный диктофон - покинула домик. Может быть, она узнала, что Виктору грозит какая-то опасность? Лена вышла и больше не вернулась. Лобов нахмурился. Так поспешно не отправляются на прогулку. Определенно тут случилось что-то, и что-то серьезное.
Подсев к столу, Лобов перемотал нить записи и поставил диктофон на прослушивание. После небольшой паузы зазвучал девичий голос, такой чистый и живой, что Лобов невольно улыбнулся. Лена диктовала обработанные данные наблюдений шестого поста. Диктовка продолжалась довольно долго, Лобов терпеливо ждал. Непроизвольно откинувшись назад, он нечаянно коснулся рукой куртки Лены. Он еще раз огляделся вокруг. Куртка, аккуратно повешенная, включенный диктофон, недоеденный плод и теплый, живой голос - было в этом нечто такое, что заставило тоскливо сжаться сердце. Вдруг диктовка оборвалась на полуслове. Лобов затаил дыхание и подался вперед. Послышался шорох, движение и испуганный голос Лены:
- Что это? - И после томительной паузы удивленно: - Виктор, так это яйцо! Какое большое! - Немного спустя уже восторженно: - Много? Ты просто молодец! Сейчас же иду.
Шорох ткани, звуки шагов и тишина.
Но Лобов ждал, он не терял надежды, что кто-нибудь из стажеров все-таки вернется в комнату. Он лишь увеличил скорость прослушивания и включил автомат, чтобы при появлении звука диктофон сам перешел на нормальный режим воспроизведения.
Когда автомат сработал, Лобов весь превратился в слух, но это были его шаги и его собственное покашливание. Значит, ни Лена, ни Виктор сюда не возвращались. Лобов выключил диктофон.
Когда он поднялся со стула, взгляд его задержался на куртке Лены Зим. Лобов провел ладонью по ее шелковистой ткани, а потом ощупал карманы. В одном из них что-то лежало. Лобов запустил руку в карман и извлек ампулу размером с наперсток. Это был стандартный инъектор с универсальной вакциной. Инъектор, входящий в комплект обязательного снаряжения космонавтов, работающих в условиях, когда возможно поражение организма болезнетворными микробами. Хмуря брови, Лобов долго рассматривал маленький профилактический приборчик, пользоваться которым на Орнитерре было просто ни к чему.
Выйдя из домика, Лобов подошел к глайдеру и проверил карманы куртки Антонова. Инъектора в них не было.


Лобов сидел, откинувшись на спинку кресла, с наслаждением вытянув усталые ноги. Рядом в углу дивана пристроился Кронин. Он сидел ссутулившись, обхватив свои плечи длинными худыми руками.
- А наша операция начинает приобретать отчетливый трагический оттенок, - задумчиво сказал инженер.
Клим, расположившийся напротив своих друзей, повернулся к нему:
- Что ты имеешь в виду?
- Яйцо. Антонов принес или привез откуда-то крупное яйцо. А как известно даже маленьким детям, большие яйца кладут крупные животные. Животные склонны защищать свое потомство, и притом весьма отчаянно. На Орнитерре нет крупных хищников, но если животное достаточно велико, оно может наделать уйму бед даже в том случае, когда питается одной травой. А вспомни последнюю реплику Лены: "Много?.. Сейчас же иду!" Само собой разумеется, что они отправились осматривать кладку яиц. Вот там-то с ними и могла случиться беда.
- Похоже на правду, - хмуро сказал Лобов.
- Во всяком случае, - продолжал инженер неторопливо, - теперь мы можем четко и ясно сформулировать нашу очередную задачу: надо отыскать кладку яиц в районе шестого поста. Не думаю, что это будет трудно. Во-первых, она расположена где-то неподалеку, потому что Виктор и Лена не воспользовались глайдером, а предпочли отправиться пешком. Во-вторых, яйца достаточно велики. Если из них даже успели вылупиться детеныши, мы все равно найдем это место по остаткам скорлупы.
- Алексей, ты вещаешь как оракул! - с некоторой завистью сказал Клим.
- Будем считать вопрос решенным. - Лобов легонько пристукнул ладонью по подлокотнику кресла. - Завтра мы отправимся на пост вдвоем, надо подстраховаться. Кто знает, что представляет собой эта яйцекладущая зверюга?
- Как ты думаешь, Иван, - спросил штурман негромко, - есть надежда найти ребят живыми?
Лобов долго молчал, прежде чем ответить.
- Надежду потерять никогда не поздно, - сказал он наконец.
За ужином Клим удивил своих друзей, притащив на десерт большое блюдо круглых серебристых плодов, каждый величиною с яблоко. Кают-компанию наполнил чудесный, чуть пряный запах.
- Орнитеррские, - гордо объявил Клим, - диво, а не фрукты. Я уже пробовал.
- Хм, - неопределенно пробормотал Кронин, разглядывая необычные плоды.
Клим засмеялся:
- Не бойся, мой осторожный друг. Я их пробовал еще рано утром и, как видишь, жив, здоров, бодр и весел. А до меня плоды испытывали стажеры и оставили в своем дневнике об их несравненном вкусе самые прочувствованные строки. Ребята молодцы! У них в консерваторе целая куча разных плодов, пригодных к пище. Я выбрал самые лучшие. - Он взял серебристый плод и подкинул на ладони. - Называется он зимми - в честь Лены Зим. Не плод, а сказка! Чем-то напоминает землянику или малину со сливками.
Он поднес зимми ко рту, и изрядный кусок безо всякого хруста, словно по волшебству, последовал по назначению. Аромат стал заметнее, и впрямь запахло земляникой.
- Клим, ты демон-искуситель, - сказал Кронин.
Он выбрал плод покрупнее и с аппетитом вгрызся в его маслянистую розоватую мякоть. Лобов усмехнулся, тоже выбрал себе плод, но его рука с тяжелым зимми вдруг замерла на полпути ко рту. Это произошло как-то само собой, подсознательно. Ему пришлось сделать известное усилие, чтобы хотя бы примерно разобраться, почему так произошло. Собственно, до конца он так и не разобрался. Просто в его памяти промелькнули отдельные картины, как будто бы не имеющие никакого отношения к проблеме съедобности зимми и все-таки чем-то с ней связанные: надкусанный увядший плод на столике шестого поста, инъектор с универсальной вакциной в куртке Лены, дымные столбы бесполых колибридов над синим лесом. А потом пришла и уже довольно четкая мысль. На Орнитерре работало несколько экспедиций, и все обходилось благополучно. Но вот Лена и Виктор, третья смена научной станции, начали опыты по употреблению в пищу местных плодов, и с ними произошло нечто загадочное, необъяснимое, может быть, даже непоправимое.
Лобов подержал тяжелый красивый плод на ладони и решительно положил его обратно на блюдо. В ответ на удивленные взгляды друзей он сказал:
- Пусть хотя бы один из нас не ест местных плодов.
Кронин заметно переменился в лице, а Клим удивился:
- Это же чудесный плод! Ты что, боишься? Ручаюсь, никакой опасности для жизни.
- Боюсь - не то слово. Я даже уверен, что ничего плохого от зимми с нами не случится. И все-таки... - Лобов замялся, подбирая подходящее выражение. - Считайте, что мы ставим опыт. И я в этом опыте контрольный экземпляр.


Лобову не спалось. Он никак не мог отделаться от мыслей об инъекторе, найденном в куртке Лены Зим. Он было уже совсем забыл о нем, но, когда ладонь ощутила тяжесть орнитеррского серебристого плода, инъектор вдруг всплыл в его памяти откуда-то из подсознания и застрял там, как забитый гвоздь. Самое скверное, что ему нечем было поделиться с друзьями, это было смутное, неосознанное беспокойство, и только. Лобов ворочался с боку на бок, дремал, засыпал, снова просыпался и никак не мог заснуть окончательно.
Центральным стержнем, вокруг которого вертелись все его размышления, был вопрос: зачем Лене понадобился инъектор? Инъекции универсальной вакцины делают в тех случаях, когда возникает опасность заболевания инопланетной болезнью. Эта вакцина не столько ликвидирует болезнь, сколько подавляет ее, создает известный резерв времени, который используется для диагностики заболевания и синтеза прицельного сильнодействующего средства. Но, черт возьми, на Орнитерре нет болезнетворных микробов! Уж что-что, а это обстоятельство проверяется исключительно скрупулезно. Если бы Лена Зим заподозрила, только заподозрила, что на Орнитерре есть опасные для человека микроорганизмы, она должна была бы немедленно сообщить об этом на базу. Инопланетными болезнями не шутят! Они унесли больше жизней, чем все остальные космические опасности, вместе взятые. Лена отлично знала об этом, а следовательно... надо искать какую-то другую причину появления инъектора в ее кармане.
Интересно, что сказали бы по этому поводу его друзья? Лобов улыбнулся, вспоминая о них. Клим, наверное, сказал бы: "Инъектор? Ну и что? Вот если бы в кармане лежал флакон яда или ядерная бомбочка! Да я придумаю тебе сотню причин, по которым Лена могла положить в карман эту штучку!" А Кронин? Что бы сказал Алексей, догадаться было уже труднее, но, видимо, что-либо в таком роде: "Знаешь, Иван, если бы ты нашел инъектор в кармане серьезного мужчины, я бы задумался. Но ты нашел его у молоденькой девушки. Мне кажется, что у девушек в кармане всегда бывают кучи ненужных вещей. Поэтому не стоит придавать этому значения". И может быть, Алексей прав.
Лобов не меньше десяти раз перевернулся с боку на бок, пока ему не пришло в голову, что инъектор мог быть использован не по прямому назначению, а скажем, для какого-то биологического эксперимента. Допустим, Лене пришло в голову сделать инъекции вакцин каким-то орнитеррским животным и посмотреть, что из этого получится. Молодежь ведь ужасно любит ставить опыты, зачастую совершенно безрассудные, по принципу: а вдруг да выйдет что-нибудь интересное? Итак, предположим, что Лена ставила опыты. И что же из этого вышло? Бесследно исчезла не только она, но и Виктор! Ничего себе опыт! Впрочем, ничего удивительного в этом нет, молодежь любит рисковать, просто не сознавая опасности. Опыты, опасные опыты... Если они были действительно опасными, то инъектор мог служить не средством эксперимента, а оружием защиты. Но разве Лена пошла бы на такой опыт без санкции базы? Разве поддержал бы ее Виктор?
Прошел, по крайней мере, еще один мучительный час полусна, и Лобова вдруг осенило. Какие опыты? При чем тут опыты? Скорее всего на Орнитерре начались какие-то неизвестные раньше процессы, которые насторожили Лену и заставили ее подумать о мерах безопасности. Именно только насторожили! Будь это реальная опасность, Лена немедленно бы сообщила об этом на базу, а когда еще много неясного, молодежь больше всего опасается, как бы ее не обвинили, мягко говоря, в излишней осторожности и паникерстве. Итак, Лену что-то насторожило. Что? Черт возьми! Ведь совсем недавно на Орнитерре началось необыкновенное исступленное роение бесполых колибридов!
Добравшись до этого пункта размышления, Лобов успокоенно вздохнул, потянулся и крепко заснул.


Прощаясь с Климом, Кронин уже сидел в униходе, Лобов задержал его руку и после некоторого колебания сказал:
- Вот что, Клим. Из помещения выходи как можно реже, а лучше вообще не выходи.
Клим недоуменно взглянул на него, потом улыбнулся:
- Боишься, что меня утащат колибриды?
- Если бы я знал, чего бояться! - Лобов с досадой передернул сильными плечами. - В общем, если почувствуешь себя плохо, немедленно перебирайся на корабль, сделай инъекцию унивакцины и немедленно доложи мне!
Тень тревоги скользнула по лицу штурмана.
- Ты не уверен в добротности зимми?
- Да нет, сердцем чувствую - нечисто что-то на этой синей планете. - Лобов помолчал, хмуря брови, и добавил: - И вот еще что - перерой все отчеты Лены Зим за последние дни. Постарайся отыскать в них необычное, из ряда вон выходящее. Там обязательно должно быть что-нибудь такое.
- Что? - с интересом спросил штурман.
- Не знаю, но должно быть.
Клим внимательно присматривался к командиру.
- Чудишь ты, Иван. Иди туда, не знаю куда, ищи то, не знаю что. Да и перерыл я эти отчеты! Ничего там нет особенного, кроме роения колибридов.
- Посмотри еще раз. - Лобов был само терпение. - Может быть, отчет не закончен и лежит не в архиве, а где-то на рабочем месте.
- Хорошо, Иван, постараюсь, - пообещал Клим.
И он постарался. Униход был еще в пути на шестой пост, когда на экране появилось довольное и горделивое лицо Клима.
- Ты оказался пророком, Иван, - сообщил он. - Я нашел этот отчет. Он был в лаборатории. В нем идет речь о болезни.
- О какой болезни? - насторожился Кронин.
- Не беспокойся, мой впечатлительный друг, не о нашей. За последние дни Виктор и Лена обнаружили несколько больных орнитеррских животных. Животные разные, но больны они были одной и той же болезнью. Больные животные никогда не лежат на открытом месте, а прячутся в расселинах, пещерах, зарываются в землю, песок или листья где-нибудь в самой глухой и непроходимой чаще леса. Поэтому-то их не находили раньше. Молодцы, все-таки, стажеры, честное слово!
- Не отвлекайся, - попросил Лобов.
- Больше не буду. На первый взгляд животные кажутся умершими, не реагируют на самые сильные раздражители, тело скорченное, окоченевшее. Но сохраняется поверхностное дыхание и в сильно замедленном темпе бьется сердце. По их предварительным анализам получается, что это заболевание жуткой сложности! Последние дни стажеры только им и занимались. Болезнь такая путаная, что сам черт ногу сломает. Но, что самое важное, им удалось установить с абсолютной точностью - вирус, вызывающий заболевание, для человека совершенно безвреден, так что можете не беспокоиться.
- И все-таки, - недовольно пробормотал Кронин, - они должны были сразу сообщить обо всем этом на базу, а не заниматься самодеятельностью.
- Конечно, опытный планетолог так бы и сделал, - пробормотал Лобов.
Кронин покачал головой:
- Я же говорю - дети!
- Да что вы к ним придираетесь! - возмутился Клим. - Ребята просто-напросто ждали очередного сеанса связи. Тем более, что он был близок.
- И все-таки это легкомыслие! - упрямствовал инженер.
- Все мы бываем легкомысленны в молодости, - усмехнулся Клим.
- Ну, желаю удачи. А я вооружаюсь Вирус-энциклопедией и начинаю разбираться в этой болезни подробнее.


Лобов и Кронин нашли стажеров на исходе третьего часа поисков всего в полукилометре от поста. Биолокатор сработал, когда униход пролетел над верхушкой громадного раскидистого дерева с сочно-голубой листвой. Но он сработал так неуверенно, что Лобов не понял - был контакт или это случайная помеха. Он обернулся за помощью к инженеру, но и тот пожал плечами:
- Сам ничего не пойму. Иван, надо вернуться.
Лобов положил униход в крутой вираж и снова повел его к приметному дереву, теперь уже на минимальной скорости. И снова биолокатор сработал так же слабо и нечетко.
Завесив униход над деревом, Лобов сказал Кронину:
- Проверь-ка аппаратуру, Алексей.
Кронин молча кивнул и занялся биолокатором. Через несколько минут, убедившись, что все в порядке, он уже хотел сообщить об этом Лобову, но прежде так, для очистки совести, прогнал частоту настройки сначала вниз, а потом в диапазоне крайних значений частоты "хомо сапиенс". И вот тут-то, на самой границе высоких частот, локатор буквально взвыл, отмечая необычайно высокую интенсивность биопроцессов. Пораженный инженер обернулся к Лобову:
- Ничего не понимаю!
- Потом разберемся, - ответил Лобов и повел униход на посадку. - Ты запеленговал точку контакта?
- Разумеется.
Подмяв под себя кустарник, униход приземлился метрах в пятнадцати от дерева. Кронин взялся было за дверцу, но Лобов остановил его:
- Проверь оружие. Будешь меня страховать.
Инженер кивнул, вынул лучевой пистолет, проверил его зарядку и снял с предохранителя. В свою очередь, проверив пистолет, Лобов взял манипулятор, предназначенный для выполнения различных механических работ.
- Я готов, - сказал Кронин.
- Пошли.
Первым вышел инженер, осмотрелся и жестом показал, что ничего опасного нет. Лобов, успевший заметить точку контакта биолокатора, уверенно направился к самому основанию огромного дерева. Под ногами мягко пружинил толстый ковер пожухлой, позеленевшей листвы. Кронин остался возле унихода, держа пистолет наготове. Под деревом Лобов внимательно осмотрелся. На первый взгляд, кроме листвы и сучьев, здесь ничего не было. Лобов даже подумал: уж не ошибочно ли сработал биолокатор? Но, осмотревшись внимательнее, он заметил плоский холм листьев. Секунду он смотрел на него, хмуря брови, а потом подошел и принялся прямо руками разбрасывать листву и мелкие сучья.
Скоро он увидел то, что и предполагал увидеть, - судорожно сжатую в кулак кисть человеческой руки. Еще несколько осторожных движений - и Лобов увидел Лену Зим и Виктора Антонова. Свернувшись в плотные комочки, они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Лица их были мраморно бледны, глаза закрыты. Ножом манипулятора Лобов осторожно разрезал одежду Виктора и, с трудом подсунув свою ладонь под прижатые руки стажера, положил ее на грудь Антонова. Затаив дыхание, он прислушался. Медленно, бесконечно тянулись мгновения. И вдруг - "тук!" - ударило сердце; пауза две-три секунды, и снова знакомое "тук!".
Лобов выпрямился.
- Живы! Алексей! Срочно сделай себе инъекцию вакцины. Свяжись с Климом, прикажи ему сделать то же самое.
Кронин на мгновение замялся.
- Ничего, я посмотрю, - сказал Лобов.
- Хорошо, - сказал инженер и, оглядевшись вокруг, полез в дверь унихода.
Заметив, что взгляд Кронина задержался где-то наверху, Лобов посмотрел туда же.
Прямо над униходом трепетал сотнями крыльев сверкающий столб колибридов. Не спуская взгляда с этого столба, Лобов достал из кармана инъектор и ввел себе вакцину. Рой колибридов то взмывал вверх, то опускался вниз, но его нижний край неуклонно терял высоту. Некоторое время Лобов смотрел на этот шуршащий рой, покусывая губы, а потом поднял пистолет и, сжав зубы, нажал спусковой крючок. Беззвучно, невидимо ударил тепловой луч. Нижняя часть роя просто испарилась, из середины его посыпались опаленные, сожженные крылатые крошки, а самая верхушка роя рассеялась и опала на лес.
- Вот так, - хмуро сказал Лобов, ставя пистолет на предохранитель.
Из унихода выглянул Кронин.
- Правильно, - сказал он, показывая на сожженных птиц. - Я сам хотел пугнуть их. Инъекцию сделал. Клим на вызовы не отвечает.
У Лобова упало сердце.
- Как не отвечает?
- Молчит, и все. Наверное, увлекся поисками в лаборатории.
- Пошли аварийный вызов.
- Хорошо.
Кронин снова скрылся в униходе. Лобов осмотрелся вокруг, сунул пистолет за пазуху, наклонился и поднял на руки Лену. Она была легкой как перышко, и Лобов безо всякого напряжения понес ее к униходу. Кронин вылез навстречу.
- Не отвечает, - мрачно сказал он.
- Страхуй Виктора, - коротко приказал Лобов.
Он уложил Лену в госпитальный отсек, ввел ей вакцину и вылез из унихода как раз в тот момент, когда на землю сыпались сожженные крошки.
- Пришлось пугнуть еще раз, - пояснил Кронин, - как осатанели!
Лобов кивнул на униход.
- Садись.
- А Виктор? - спросил инженер, но все-таки сел.
Лобов плюхнулся на водительское сиденье и мастерски подвел униход вплотную к Антонову.
- Страхуй, - бросил он Кронину, выбираясь из унихода.
Виктор Антонов был тяжеленным парнем, настоящий богатырь! У Лобова жилы вздулись на лбу, когда он нес эту свинцовую тяжесть к госпитальному отсеку. А тут еще край рубашки Виктора, как якорь, зацепился за дверцу. Кронин поспешил на помощь и принялся отцеплять рубашку.
- Страхуй! - свирепо оглянулся на него Лобов.
Но было уже поздно.
Откуда-то сверху, прямо сквозь сочно-голубую крону дерева, на космонавтов посыпался рой колибридов. Шорохи, трепетанье маленьких крыльев, мягкие прикосновения теплых тел, дуновение воздуха, горьковатый запах - все это продолжалось считанные мгновения. Космонавты были ослеплены и оглушены этой плотной живой массой. И вдруг все прекратилось. Как по команде рой взвился вверх и исчез. Все это время Лобов продолжал держать Антонова на руках. Когда рой оставил их в покое, он сделал последнее усилие и, оборвав полу рубашки, все-таки уложил Виктора рядом с Леной.
- Жив? - обернулся он к инженеру.
Кронин натянуто улыбнулся.
- Жив. И кто бы мог подумать, что эти прелестные создания такие агрессоры? И, по-моему, - Кронин провел рукой по лицу и шее, - в довершение всех удовольствий, они меня еще и покусали.
Лобов, делавший инъекцию Антонову, вскинул голову.
- Покусали?
- Может быть, я не совсем правильно выражаюсь. Скажем так: заклевали.
Лобов захлопнул дверцу госпитального отсека и провел рукой по своему лицу и шее.
- А меня, кажется, не тронули, - не совсем уверенно сказал он.
- Наверное, я вкуснее тебя, - невесело пошутил Кронин.
Лицо Лобова дрогнуло. Перед его глазами встала картина, яркая, четкая, словно стереография: серебристый тяжелый плод на ладони и фраза: "Пусть хотя бы один из нас не ест местных плодов". А может быть, и обойдется? Ведь вакцина-то введена!
- Садись, Алеша, - вслух сказал он. - Надо спешить.
Лобов вел униход на небольшой высоте на сверхзвуковой скорости.
Минуты через три после старта Кронин побледнел. Стуча зубами, он пожаловался:
- Меня знобит, Иван.
- Это от волнения, - сквозь зубы сказал Лобов, еще прибавляя скорости.
- Конечно, это от волнения. - Кронин попытался улыбнуться. - И корчит меня тоже от волнения. Мне плохо, и ты сам знаешь почему. Я сяду на заднее сиденье, Иван, а то еще помешаю тебе. И не надо меня успокаивать. Я ведь уже десять лет работаю патрулем. Понимаешь, Иван, десять лет.
Последнее слово он произнес уже с заднего сиденья и словно в забытьи. Минуты через две, обернувшись, Лобов обнаружил, что Кронин, свернувшись клубочком, спокойно спит.
Униход с грохотом мчался над синим лесом. Перед самой станцией Лобов сделал горку и погасил скорость. Круто снижаясь вниз к ракете, Лобов увидел Клима. Он лежал, по-детски подтянув колени к подбородку, на ступенях лестницы, ведущей к входной двери корабля.


В госпитальном отсеке "Торнадо" царили тишина и покой. Мягким оранжевым светом светился низкий потолок. На белоснежных постелях в спокойных, расслабленных позах лежали четыре человека, опутанные гибкими змеями шлангов лечебной аппаратуры.
Лобов, заложив руки за спину, прохаживался по толстому зеленому ковру, совершенно заглушавшему звуки его шагов. Третьи сутки без сна.
Иногда он садился в кресло, доставал из кармана записную книжку и заново перечитывал написанные стенографической вязью страницы. Сначала строчки тянулись ровными линиями, но чем дальше, тем становились все более неуклюжими, неровными, корявыми, пока наконец не обрывались на полуслове. Если бы не эта запись, кто знает, остался бы в живых хоть кто-нибудь из этих четверых?
Записную книжку Лобов нашел на груди Лены Зим, она прижимала ее обеими руками как величайшую драгоценность. С большим трудом Лобову удалось освободить и взять ее.
"ВНИМАНИЕ! - было написано на книжке крупными буквами. - СООБЩЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ВАЖНОСТИ!"
А дальше уже шел сам текст сообщения: "Для всех тех, кто употребляет в пищу местные плоды, колибриды представляют смертельную опасность. Совершенно безобидные во всех других отношениях нектарианцы имеют полностью паразитический способ размножения. В сосущих органах колибридов непрерывно продуцируется геновирус, который способен коренным образом перестроить наследственный механизм клеток. Питаясь нектаром цветов, колибриды заражают их геновирусом. Зараженными оказываются и некоторые плоды, развивающиеся из этих цветов. Вместе с плодами геновирус попадает в кишечник животных, всасывается в кровь, разносится по всему телу и проникает в клетки. Там геновирус дозревает, приспосабливаясь к тонким особенностям обмена веществ животного-хозяина. Заражение геновирусом само по себе никакой опасности, по-видимому, не представляет.
Когда начинается период роения, колибриды перестраиваются на продуцирование другого типа вируса, который мы называли роевым, колибриды, перемещаясь над лесом плотным роем, отыскивают животное, пораженное подходящим штаммом геновируса, нападают на него и клювами непосредственно в кровь и ткани вводят значительные количества роевого вируса. При достаточной дозе он бурно взаимодействует с геновирусом, инкубирующим в клетках. В результате развивается острое, молниеносно протекающее заболевание, приводящее к полному параличу.
Парализованный организм с течением времени окукливается и одевается твердой оболочкой, превращаясь в подобие яйца. Ткани окуклившегося животного образуют достаточно однородную биомассу, в которой формируется от нескольких десятков до сотен и тысяч автономных центров развития. Эти центры подавляют окружающие клетки, подчиняют их общей программе развития и становятся зародышами будущих колибридов.
Весь этот сложный механизм взаимодействия роевого вируса и геновируса оставался для нас тайной до самого последнего момента. Мы заблуждались! Мы считали, что размножение колибридов происходит с помощью одного геновируса и что для активизации требуется лишь достаточно длительный инкубационный период. Мы не поняли, что роевый вирус - своеобразный спусковой крючок молниеносной болезни - превращения. Роевый геновирус мы считали штаммом обычного геновируса с повышенной активностью и более коротким инкубационным периодом. Такие штаммы почти всегда возникают в ходе вирусных эпидемий и пандемий. Геновирус же был изучен нами детально. Мы создали культуру вирусофага, с помощью которой удалось полностью излечить нескольких местных животных, находящихся в начальной стадии оцепенения. А самое главное - мы считали геновирус совершенно безопасным для человека! И это, как нам казалось, было безусловно подтверждено большой серией опытов. Как мы ошибались! Только теперь, под этим деревом, когда Виктор уже потерял сознание, все факты о колибридах вдруг обрели для меня совсем другой смысл и иначе связались друг с другом. Словно повязку сняли у меня с глаз. Но уже поздно!"
Дальше запись Лены все более и более теряла свою четкость.
"Мне все хуже, спешу. В станционной лаборатории в десятом термостате чистая культура вирусофага - антигеновируса. Испытана на местных животных, результаты хорошие. Немедленно введите ее мне и Виктору! Первая инъекция - 10000 ед., через два часа - полдозы. С риском не считайтесь, будет поздно. Виктору дозу увеличьте. Он не вакцинирован. У нас был один инъ..."
На этом запись обрывалась. Лобов закрыл глаза, представляя, как девушка, отчетливо сознававшая неизбежность удивительной смерти, водит по записной книжке цепенеющей рукой, а рядом лежит Виктор. Ее Виктор. Виктор, которому уже никто не в силах помочь, даже теперь. Да, этот хитроумный ларчик природы, как многие другие ее порождения, открывался непросто. На Орнитерре нет крупных хищников, нет травоядных колоссов, откладывающих яйца огромной величины. Тут живут колибриды - крохотные красавицы птички с самым подлым путем развития, какой только можно придумать!
Слабый посторонний звук заставил Лобова насторожиться. Пряча записную книжку в карман, он вскочил на ноги.
- Иван, - услышал он слабый шепот с первой койки.
Это пришел в себя Кронин. И хотя Лобов давно ждал этого момента, хотя он знал по машинному прогнозу, что первым очнется именно Алексей, у него от волнения перехватило дыхание. Быстро и осторожно ступая по ковру, Лобов подошел к его постели.
- Иван!
Лобов присел на край его постели, комок стоял у него в горле, мешая говорить.
- Мы живы, Иван? Это ты? Или мне все еще снятся сны? Какие дивные сны, Иван!
Лобов передохнул и ответил:
- Живы, Алеша, живы.
- А Клим?
- Все живы.
- Все? - требовательно переспросил инженер.
- Все. - Лобов помедлил и добавил: - Все, кроме Ромео.
- Ромео? Какого Ромео? - словно вспоминая что-то, слабо произнес Кронин.
- У стажеров, Алеша, был один разовый инъектор на двоих. И когда пришла беда, Ромео не колеблясь отдал его своей Джульетте.
Но Алексей уже не слышал Лобова, он засыпал.
- Ромео! - бормотал он беспокойно. - Ромео и Джульетта... Кто такие Ромео и Джульетта? Бедные чувственные дети со слаборазвитым интеллектом.




далее: ЧАСТЬ ПЕРВАЯ >>

Юрий Тупицын. Эффект серфинга
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
   1
   2
   3
   4
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
   5
   6
   7
   8
   9
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
   10
   11
   12
   13
   ЭПИЛОГ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация